→ Интервью Нагано Хиромичи (июнь 2015 г.)

Интервью Нагано Хиромичи (июнь 2015 г.)

 Переезд в Германию

  Мысли о переезде в Грманию начали посещать меня уже после смерти Маэды Тошио, главного тренера по дзюдо в полиции. Этому было несколько причин.

Маэда хорошо ко мне относился.  Я же к нему – не сильно. Почти каждый вечер он звонил мне и звал выпить с ним. Мне не всегда хотелось. Утром в 06:00 меня ждала пробежка и зарядка. После выпивки это невыносимо. Тем не менее, я ему нравился. А это означало, что он легко мог протягивать меня по должностной лестнице. После его смерти у меня пропал интерес к дальнейшей работе тренером в полиции.

  Несколькими годами ранее, а точнее – после Олимпийских игр в Мексике (1968 г.), в Академию дзюдо Японии в Токио, куда меня отправил Онума для прохождения курса, съехались мастера со всего мира, чтобы потренироваться вместе. Их было около 50 – 60 человек. Тогда мне удалось пообщаться и познакомиться со многими немцами. Они показались мне наиболее честными и пунктуальными по сравнению с остальными. Например, с американцами и французами был другой опыт общения. Их я воспринял, как более легкомысленных. Немцы же всегда шли на контакт. Тогда мне подумалось: «Что за интересный народ? Я бы хотел узнать о них больше».

  Впоследствии, вспоминая общение с немцами и будучи еще молодым, я принял решение уйти из полиции и поехать в Германию, чтобы там преподавать дзюдо.

  В 1972 году в Мюнхене проходили Олимпийские игры. Я собрал вещи, взял с собой кимоно и поехал туда, чтобы посмотреть соревнования по дзюдо и попробовать закрепиться на месте. После Олимпиады занялся поисками. Одна частная школа заинтересовалась мной, и я отправился на работу в г. Билефельд в северной части Германии.

Повреждение колена и начало занятий айкидо в Германии

  В 1975 году в г. Билефельде на сборах мне случилось тренироваться с голландским борцом. Его рост составлял 206 см, а вес порядка 110 кг. Это были сплошные мышцы, без жира. Ему не с кем было заниматься. Я был единственным партнером. На одной из тренировок он пытался провести на мне бросок и повалился при этом на мою левую ногу. В результате внутренняя боковая и крестообразная связки моего колена повредились. Нога переломилась в суставе и согнулась в сторону второй.

Тогда я уже активно преподавал, взять перерыв в работе было невозможно. На ногу  наложили гипс. С повреждением и в гипсе моя трудовая деятельность продолжалась. Это было очень тяжелое время. Я плохо говорил по-немецки. Но, несмотря на все, лечился и по возможности тренировался сидя. Когда же мне стало намного лучше, я начал задумываться о своем будущем.

По средам мне приходилось ездить из Бильфельда в Мюнстер, где я проводил занятия по дзюдо. Для этого приходилось преодолевать расстояние примерно в 50 км. В зале на второй половине шли занятия по айкидо. Их вел Асаи сенсей, куратор Германии по айкидо Айкикай. Я был шокирован увиденным, и задумался. Во время моих объяснений ученики позволяли себе слушать и смотреть в положении лежа на одном боку, в то время как ученики Асаи сенсея, тоже немцы, во время его объяснений сидели в сейза. У меня возник вопрос: «Почему? Откуда такое? Мое преподавание настолько плохое?» Тогда я подумал, глядя на преподавание Асаи сенсея: «Моя цель такая же. Я хочу так же воспитывать, мотивировать своих учеников, чтобы они были примером для других». Таковы были мои пожелания.

  Глядя на повреждение колена, я понимал, что дальше в дзюдо мне мало что светит. Тогда же меня посетили воспоминания со времен работы в полиции. Среди тех, с кем я работал и занимался, были люди старше меня на два-три года, которые решили стать тренерами по айкидо, а не дзюдо. Их отправляли на занятия по Йошинкан айкидо, где они должны были обучаться на протяжении двух лет. По выходным они приходили к нам в зал. Мы с ними устраивали поединки, они пытались выполнить изученные техники.

Мой семпай, старше меня на два года, выполнил на мне технику «шихо наге». Я вошел затылком в пол и был очень недоволен: «Что это было?!» Махнув рукой, подумал: «А, это не для меня! Дзюдо лучше!». После этого случая я забыл об айкидо.

  А в 20 лет я впервые увидел демонстрацию айкидо под руководством Годзо Шиоды, что проходила у нас в президиуме. Тогда я был полностью сосредоточен на дзюдо. Поэтому никакого интереса к этой демонстрации не проявил.

  На момент моей встречи с Асаи сенсеем, в Германии жили еще два японца: мой друг Мацуба и уже ушедший из жизни Курамацу. Втроем в Мюнхене мы  планировали открыть свою школу боевых искусств. До открытия школы у меня в запасе было еще пару лет, поэтому я решил попробовать освоить айкидо. Я стал посещать семинары Асаи сенсея, которые бывали по выходным. А по средам, будучи в Мюнстере, занимался айкидо.

  В 1977 году состоялся мой переезд в Мюнхен, где с друзьями мы открыли свою школу. К этому моменту в айкидо у меня уже был 2 Кю от  Асаи сенсея. В новом додзе мы  открыли секции по дзюдо, каратэ, айкидо и джиу-джитсу. Преподавание айкидо было моей задачей. Также я мог преподавать джиу-джитсу, так как владел каратэ и дзюдо, имел представление об айкидо. Если это смешать, то получим джиу-джитсу. В моем случае джиу-джитсу не требовало специальной подготовки. Так же я немного занимался кендо. Но эта секция не была востребованной. Дзюдо и айкидо были самыми популярными. В лучшие времена в нашей школе обучалось до 450 человек.